Осенняя поэзия дедушки и внука

71


Растет березка у окна,
посаженная мною.
Не год, не два шумит она
зеленою листвою.

Раскинув ветви, смотрит ввысь,
до солнца потянулась.
И своей скромной красотой
каштану приглянулась.

Могучей кроной он своей
обнял березку туго:
«Давай-ка вместе век стоять
и любить друг друга!».

И так стоят друзья мои
в летний зной и вьюгу,
держат за руки они
друга и подругу.

Вместе жить — вместе любить,
сложно, век не споря.
В жизни нужно так прожить,
чтоб не видеть горя!

В моем саду малина зреет,
ветерок осенний веет.
Листья падают, кружась,
вот и осень началась!

Седой туман налег на землю,
щебечут птицы звонкой трелью.
Златы и ярки тополя,
склонилась ивушка моя.

Полюбил каштан березу,
не страшны друзьям морозы.
Нежно ветви гладит ей —
дружбы этой нет сильней.

Дождик каплет — землю моет,
там медведь берлогу роет.
Зимовать ведь самому
не в первой в лесу ему.

Птичий гвалт не утихает,
кошка голубей гоняет.
«Бабье лето» подпоет —
в гости зиму не зовет.

Солнце светит из-за тучи,
нет погоды этой лучше.
Улыбайтесь теплым дням,
осень радуется Вам!

Собираю в охапку все листья
и сжигаю в туманном огне.
После лета немного завис я,
в своем доме пожив на войне.

Пусть сгорает стрельба и бессилие,
артобстрелы и крики людей.
И смертельных машин изобилие,
и за хлебом гул очередей.

Три дождя за все лето безводное
и три месяца жизни во тьме.
Связь в три рисочки междугородная,
«Мы все живы!», — три слова родне.

Свист снарядов, стеклянные россыпи,
нарядились в осколки дома.
Смерть, шагавшая быстрою поступью,
пополняла свои закрома.

Трудно жить с этим, память не чистя,
вирус надпись «error» в мозг занес.
Только плохо горят мои листья,
видно мокрые от летних слез…

Накрывает волной равнодушья,
утопаю в опавшей листве.
Где душа в пирамиде бездушья?
Где решение? В чьей голове?

Кто почистит Авгия конюшни,
слив с системы всю грязь и порок?
Чтоб зимой не полопались дружно
трубы веры, тепла, как злой рок.

Апокалипсис или катарсис?
Все случилось на нашем пути.
Чем длиннее дорога в оазис,
тем короче желанье идти…

Андрей Иванович Мезенцев и Роман Квадратный.