ОБЕЗБОЛИВАЮЩИЙ ДИСКОМФОРТ

140

Прежде чем понять, чего ты хочешь, и чего хочет мир от тебя (хотя не факт, может ли он что-то хотеть), иногда приходится испытать отвращение к некоторым возможностям проживания своих дней, им предоставленным. Породив нас, он – в силу своей заботы и любви – не потрудился сообщить, зачем он это сделал. Вместо этого вручил возможность самостоятельно разобраться со всеми «зачем».

Бывает, зачем-то мы занимаемся дотошным делом, живем с чужим человеком или едим всякую ерунду. Потом что-то происходит с контурами тела, нервами, способностью быть чутким и радоваться. Психика-душа съеживается в комок, испытывающий ноющий дискомфорт по любому поводу.

Только бы не привыкнуть к этому состоянию, иначе… оно пройдет. Точнее, заглушится привычкой жить с ним. Когда шея затекает от долгого сидения на одном месте и дефицита «размятости», кровь начинает хуже поступать в голову, мышцы и сосуды забиваются. Затылок начинает болеть и, если сидим мы долго (как обычно годами), то к боли привыкаем и почти ее не чувствуем.

Привычка к постоянной боли, как ни странно, похожа на перманентно действующую анестезию, на лекарство всеобщего назначения. Производится оно для поддержания сценария существования послушных ячеек, потерявших себя в обществе таких же глотателей пилюль.

Привычка к вещам, отравляющим жизнь, заглушает другую, фальшивую боль – этот пугающий зуд, возникающий в то время, когда над тобой навис вопрос «отключки» – частичной в большинстве случаев – от уже банально известной «системы».

Частичной, но все же дающей возможность ходить своими ногами по своей команде, а не по повелениям руководства. Привычка их исполнять позволяет добывать средства на приобретение других пилюлей, в необходимости которых нас убеждают их производители.

Есть такое понятие – свобода от не необходимого, то есть от вещей, без которых можно прекрасно жить. Когда за не необходимые вещи приходится расплачиваться жизнью – годами времени, потраченного на нелюбимое занятие – это трагедия. Трагедия, в которой за роскошным фасадом совершенно бездарно проживаемых жизней, потраченных на зарабатывание на этот же самый фасад, прячется невостребованный, метущимися искателями лучшей жизни, смысл.

Привычки делают нас настолько предсказуемыми, что становится неинтересно. Среднестатистические ячейки общества практически опустошены своим образом жизни. Они, бессовестно по отношению к себе же, отдали право распоряжаться своим временем кому-то. Вырывая из себя жизнь большими кусками, они заполняют свою пустоту реализацией чужих планов.

Есть время зарабатывать и время тратить. Все в этом процессе, промежутков – минимум. Полчаса наедине с собой давят и кажутся пустыми. И уже надо что-то включать, куда-то идти. Лишь бы не опускаться на дно – себя. Потому что может обнаружиться, что его нет. Не на что опереться – всюду пустота, так громко заявляющая о себе в этом честном одиночестве…

Дрейф ради дрейфа, утрата памяти о том, куда хотелось доплыть – основные признаки затянувшегося дискомфорта, который стал привычным. Он приглушил энергию и вдохновение, черпаемых в том числе и из кратких периодов того «пустого» одиночества. А именно в нем нередко делаются открытия и появляются уже свои идеи (например, открытие собственного производства пилюлей, по своим рецептам).

С другой стороны, на пути к счастью короткий, нарастающий дискомфорт с резкой направленностью к своему пику даже пригождается. Иногда он является стимулятором для нового витка. До вершины мучений мы бы шли быстро и радостно, знай бы, что там, на самом деле, новые, укрепляющие наш стержень открытия. Но удерживают на подъеме к ним привычные – необходимые и навязанные ценности.
Продолжите чтение, нажав на номер следующей страницы ниже.