МЫ ПРИВЫКАЕМ ГОВОРИТЬ НЕ ТО, ЧТО ДУМАЕМ, И ДЕЛАТЬ НЕ ТО, ЧТО ЧУВСТВУЕМ

328

Мы живем в мире невесомых и пустых обещаний. В наше время слово обесценено настолько, что не принимается всерьез, ни к чему не обязывает и вольно перекраивается. Мы легко раздаем обещания друг другу и себе, которые ничего не весят, потому что мы не в силах их выполнять и редко проявляем серьезность даже их помнить порой. Мы привыкаем говорить не то, что думаем, и делать не то, что чувствуем, мы перестаем быть надежными и стабильными для себя и друг друга. Мы выходим из надежной зоны доверия. Тяжело держать слово, когда кажется никто вокруг его не держит, но еще тяжелее — ожидать от других выполнения обещаний.

Держать слово — это готовность и способность быть честным.

Само слово «честность» вызывает сегодня уже неосознанный, ноющий страх. Быть честным, когда позировать, врать и уворачиваться стало нормой — жутко страшно. И это самая большая иллюзия, порожденная человеком, как мнимая и кажущаяся надежной защитная реакция.

Но когда вы искренни и говорите правду — вы не только затрачиваете меньше сил, потому что это естественное состояния психики и эмоциональной субстанции человека, но и приумножаете свои душевные силы, независимо от того, какую реакцию вызовет ваша искренность или способность сказать правду.

Именно об эту привитую зависимость от чужой реакции, чужого мнения, и вшитого в распорки сознания громогласного «что скажут люди?!» разбиваются одни из самых ценных и жизненно необходимых постулатов здоровой эмоциональной жизни. Это напоминает уже старый бородатый каламбур: «Так как молодых девушек в подъезде уже не осталось, бабки на лавочке стали называть проституткой дворника Василия.»

Люди все равно что-то скажут.

Всегда будут те, кому вы близки по духу и сути, а кому вы чужды. И это нормально, потому что каждый занимает в этом мире свою точку эволюции. И нельзя ожидать от всех людей качеств, поступков и реакций, свойственных или близких вам самим, — каждый воспринимает мир в преломлении того света и той наполненности, которую выбрал в своей жизни сам.

Говорить как есть, говорить правду, быть искренним — это такая же привычка, как и остальные, которые мы щедро расплодили, и которые формируют наш образ жизни и даже определяют ее смысл.

Это — выбор. Не больше, не меньше. Если ложь для вас столь же чужеродна и неестественна, как гвозди с молоком на завтрак, можете дальше не читать. Но если это то, что вас удручает и тяготит в своей жизни настолько, что вы готовы рискнуть быть искренним, привнести в свою жизнь смелость быть собой, не подстилать свою самость под громоздкий «общественный» механизм отлаженного потребительства человека человеком, то можно начать с малого.
Выберете в своей единственной, бесценной жизни 10 дней — и посвятите их искренности.

Пусть это будут ваши «разгрузочные дни правды»:

1. Отмечайте, что и кому вы говорите. Сколько из этого правды, а сколько «художественного свиста». Обратите особое внимание на то, в чем вы искусно обманываете себя, в чем лукавите с собой и настойчиво убеждаете в этом других.

2. Выявляя неискренность и «маленькую», «красивую», «вынужденную», «оберегающую» и прочую многоликость лжи, — но все же ложь, — представляйте себе, что только что обокрали себя и другого человека на искренность, на глоток свежего живительного воздуха, который из-за статичной засоренности легких может вызвать тяжелый кашель и даже головокружение, но безусловно, полезен.

Представьте себе, что нещадно обкрадывая свою жизнь привычкой лгать, лукавить, заискивать, трусливо отмалчиваться, говорить, что «выгодно», «привычно», «ждут» и что «облегчает», как вам кажется, вашу жизнь, — вы тратите гораздо больше душевных и физических сил, вы расходуете впустую бесценные мгновения, часы, месяцы, годы этой удивительной, совершенно иной в действительности, жизни, чем она является для вас сейчас. Ложь, пустые слова или обещания не нуждаются в смелости, ответственности, усердии и искренности и никогда этим качествам не способствуют ни в вашей собственной, ни в чьей-то жизни.

3. Каждый раз, выявляя «театральные постановки» своего сознания, адаптированного за долгие годы к разным видам лжи, замрите на несколько секунд и задайте себе вопрос: «Почему я лгу (вру, выдумываю, сочиняю, придумываю и т.д.)?» Вы практически сразу почувствуете ответ, вы почти услышите его, потому что это противоестественное состояние, как для нашей биологической, так и нашей эмоциональной природы.
Продолжите чтение, нажав на номер следующей страницы ниже.