КАК МОЗГ ВОСПРИНИМАЕТ ДЕНЬГИ

85

«В России невыгодно быть экономным»: психотерапевт Павел Бесчастнов о том, как мозг воспринимает деньги.

«Жизнь — игра, а деньги — способ вести счет», — сказал однажды основатель CNN американский бизнесмен Тед Тернер. Деньги сами по себе давно перестали быть только мерилом стоимости товаров: уровень доходов человека позволяет делать предположения о его успешности, качествах характера и даже привлекательности для сексуальных партнеров. Так что есть деньги с точки зрения психики?

Известный психотерапевт Павел Бесчастнов рассказал о том, как финансовые стратегии зависят от типа личности, можно ли говорить о специфическом «русском» отношении к деньгам, мешают ли художнику мысли о выгоде и как скажется на мотивации к труду введение базового безусловного дохода.

 

— Как именно деньги связаны с мотивацией?

— Наша система вознаграждения обучаема, и ей все равно, на что настраиваться. Помимо простых гедонистических радостей вроде секса и вкусной еды (хотя и тут все гибко: какой-нибудь бушмен может не оценить тартар или тирамису), она может реагировать и на более абстрактные поощрения, на которые завязаны социальные эмоции посложнее — стыд, гордость, самомнение, смущение, вина и так далее.

Деньги — универсальная единица вознаграждения, мы все растем в культуре, в которой многое измеряется через уровень дохода, поэтому по привлекательности деньги соизмеримы с биохимическими способами получения удовольствия. Яркий пример — игромания (я имею в виду не компьютерные игры, а азартные).

Она пока не признается официально как психическое расстройство, хотя это активно обсуждается (в диагностическом справочнике DSM-V она находится в приложении среди потенциальных расстройств).

— Как она возникает?

— По своей механике она очень похожа на химическую зависимость, алкогольную или наркотическую. Все игроманы чаще проигрывают, чем выигрывают (иначе это не было бы проблемой), и их это не останавливает. Но продолжают играть они не столько ради денег, сколько ради самой возможности выигрыша. А потом возникает баг под названием «эффект вкладчика» — когда человек склонен сохранять статус-кво и не менять стратегию, даже если она становится невыгодной.

— Но почему им не жалко терять свои деньги?

— Если бы результат игры был предсказуем, у игроков сработало бы когнитивное искажение под названием «отвращение к потерям»: обычно мы предпочитаем явную потерю возможному выигрышу. Но ожидание крупного приобретения серьезно перешибает тревоги и волнения.

Поэтому на разные лохотроны ведутся и люди осторожные, тревожные, испытывающие отвращение к потерям. Обычно они со скрипом идут на какие-то более мягкие изменения, например уйти на новую работу, сменить профессию — там есть риски, но возможный выигрыш существенно выше: условно, ты можешь потерять 15% от дохода и выиграть 30.

В этом случае рисковать, конечно, выгодно, но люди в таких ситуациях склонны сохранять то, что у них уже есть. А вот когда масштаб предлагаемой выгоды колоссален и превышает все возможные риски, люди готовы пробовать. На этом работают все пирамиды, кредиты, лохотроны, азартные игры, бизнес-тренинги, а более-менее стабильное повышение дохода на долгой дистанции не находит отклика.

С другой стороны, есть прямо противоположная легенда — о том, что большие выигрыши — это миф, надо просто долго трудиться. Но один труд не особо помогает — надо еще и разумно себя вести, выбирать правильную стратегию приложения усилий.

— Почему одни люди равнодушны к деньгам, а другие на них зациклены?

— Американский психиатр Роберт Клонингер предложил теорию, определяющую личность через генетически обусловленную склонность к определенным реакциям на стимулы. В ней четыре ключевых показателя. Первый — зависимость от вознаграждения. Люди, зависимые от вознаграждения, испытывают повышенную потребность в поощрении, они более эмоциональны, социальны, и им труднее справиться с сиюминутными искушениями.

Второй — поисковое поведение: насколько живо человек реагирует на новые стимулы. Люди с высоким поиском новизны более импульсивны, легче потакают своим желаниям и склонны к необоснованным тратам.

Третий фактор — избегающее поведение. Оно показывает, насколько человек склонен проявлять осторожность и избегать риска.

Четвертый — настойчивость: способность последовательно осуществлять какой-либо тип поведения. Неважно, хороший или плохой, полезный или вредный — условно, то, насколько человек готов ломиться в одну и ту же дверь, реализовывать один и тот же поведенческий паттерн. Люди с низкой настойчивостью легко прекращают деятельность, если не получают быстрого удовлетворения: им не хватает терпения ждать отсроченных вознаграждений.

«Сейчас в России невыгодно быть трудолюбивым, экономным, «копеечка к копеечке» и нудно строить карьеру в надежде на вознаграждение в будущем — никаких гарантий это не дает»
Продолжите чтение, нажав на номер следующей страницы ниже.