Души печальные напевы

132

Позабыв о нормальной жизни,
мы в борьбе за существованье.
От рождения и до тризны
ждем какого-то пониманья.

Чья-то бабушка, отводя очи,
копошится в мусорном баке.
Дни испуганы, страшные ночи,
люди в стаях живут, как собаки.

Взгляд в асфальте и нет солнца в лужах.
Улыбаешься? Значит помешан!
Запасаясь дровами под стужу,
каждый шепот был три раза взвешен.

Время сэлфи на фоне трупов
и подонков считаем родными.
Я тихонько спрошу…так…не в рупор:
ну когда мы вдруг стали такими???

Сняли спазм, но забыли о боли,
отучая любить родной край.
Подбирая иные пароли,
заблокирован смысл. Прощай!

Ухожу, с дикой верой вернуться
и желанием все наверстать.
Снова видеть, как дети смеются
и от выстрелов не погибать.

У людей нет сгоревшего крова
и доступен больным инсулин.
Чтоб без травм родовых, все здоровы,
Насмотревшись за лето здесь мин.

И психически уравновешен,
Слыша звук выбиванья ковров.
Маскхалатом путь к нам не завешен
и открыт правый берег Днепров.

И не лезет в мой город отребье,
все оружие это в утиль!
Я молю, я прошу поскорей бы
после шторма пришел мирный штиль!

Заклейменные, мрачные, хмурые
люди шли в темноте бездорожья.
Со звериным оскалом, понурые
под горой собрались у подножья.

Состояла гора из обид и зла,
людской черствости, непониманья.
Как змея, в душу к людям переползла,
подарив нищету и изгнанье.

Шли на ощупь к теплу на первых порах.
Лезли вверх, разбивая колени.
Огибая презрение, ненависть, страх,
забывая о боли и лени.

Спотыкаясь о камни усталых сердец,
наступая друг другу на пятки.
Ожидая увидеть тоннеля конец,
где забрезжит свет и все в порядке.

И нутро напоказ, и без масок живем,
и видна вся людская личина.
Только хочется верить, когда-то поймем,
что мы сами горы той причина.

 

Художник Михаил Андреевич Савицкий.

Поэт Роман Квадратный.